Кто в армии служил…Часть 4


ЧАС БЫКА

Было когда-то в армии так: каждому командиру давался план по выращиванию определённого количества скота. Бычков, свиней и т.п. Сдавали их потом на мясо, часть которого оставалась в вырастившем эту живность подразделении. Времена были непростые, и такая вынужденная мера давала возможность хоть как-то улучшить питание солдат и офицеров.

 

В одном дивизионе в ходе таких подсобных работ каким-то образом «задержался» один бычок. Как и почему это случилось – неизвестно, но бычок вырос, стал полноценным быком, жил на довольствии, которое отрабатывал извечным бычьим образом: к нему водили коров со всей округи. И несколько лет всё было хорошо. А потом бык начал проказничать: мог рогом поддеть, мог стойло разбить, мог пугнуть кого-то … В общем, командиру всё это надоело, и приказал он быка забить.

Ухаживал за быком прапорщик Василь. Зная склочный характер своего подопечного, сильно испортившийся в последнее время, Василь позвал на помощь своего приятеля прапорщика Петра, и вдвоём они разработали целый план. Для начала построили дощатый коридор прямо от дверей хлева во двор, в конце поставив глухую перегородку. Быка стали выводить в этот коридор, давали ему сена и какие-то угощения, чтобы не нервничал и привык. Через несколько дней решили, что бык действительно привык к коридору и пора, наконец, осуществлять следующую часть хитроумного плана.

Она заключалась в следующем. У перегородки вставал на специальное возвышение Василь с кувалдой в руках, для лучшего размаха насаженной на железную трубу. Бык подходил к перегородке, останавливался, чтобы поесть сена. В это время сзади него с огромным секатором в руках вставал Петро. Чтобы мясо быка было съедобным, без запаха, быка надо было оскопить – для этого и понадобился секатор. На счёт «Раз-два-три» оба прапорщика делали свою часть дела – один работал секатором, другой бил быка в лоб кувалдой. Специально приглашённые на мероприятие солдаты с ножами, топорами и вёдрами быстренько разделывали тушу – и на этом акция заканчивалась. Вроде бы всё было продумано. Но вмешалась неожиданность.

Когда прозвучало «Раз-два-три», Петро благополучно щёлкнул секатором – а вот у Василя при замахе кувалда слетела с трубы, и он стукнул быка по темечку совсем не так сильно, как собирался. Оскорблённый и только слегка оглушённый бык с лёгкостью проломил перегородку и понёсся по территории городка, страшно ревя и круша всё на своём пути. Он снёс продуктовый ларёк, ураганом промчался по детской площадке — слава Богу, время наступило обеденное, и матери только-только загнали своих чад за стол. Потом быку попалась площадка для сушки белья – и дальше он бежал, украшенный простынями и наволочками, как крейсер в день ВМФ.

Всё это время за ним бежала перепуганная команда солдат во главе с прапорщиками, оглашая окрестности не менее дикими криками и призывами на помощь. А впереди у быка уже замаячила новая и самая опасная цель – шесть ракет класса «Земля-Воздух» на боевом дежурстве. Что для быка была колючая проволока, окружавшая боевую позицию, – он ведь уже несколько раз с лёгкостью порвал такую же! И если бы он прорвался к ракетам – трудно просчитать, что бы могло случиться. Не самое страшное из этого то, что бык просто поломал бы боевую технику. Малейшая искра – и ракета ушла бы на старт. То есть взлетела бы. И пусть она даже не была направлена на конкретную цель, и пусть потом бы просто самоликвидировалась в верхних слоях атмосферы… В общем, страшно подумать о возможных последствиях такого пуска.

К счастью для всех, этого не произошло. Привлечённый шумом и криками, в окно выглянул командир дивизиона, узрел погоню, выдохнул что-то неудобопроизносимое, выскочил из-за стола, влетел в дежурку, схватил автомат и присоединился к бегущим, на ходу высказывая всё, что думает и о них, и о быке, и об их общем светлом будущем. Каким-то чудом – может, услышав голос командира, — бык в последний момент свернул с намеченного пути и побежал дальше вдоль колючки, прорвав её в совсем другом месте и уйдя в лес, где и был благополучно застрелен командиром.

Уже к вечеру о происшествии знали не только во всём дивизионе, но и в полку. Командир полка позвонил командиру дивизиона, интересуясь не столько тем, как всё это могло произойти, сколько тем, как всё это закончилось. Может быть, нельзя было доложить «Жертв и разрушений нет», но всё же история завершилась благополучно: не пострадал ни один человек, а боевая позиция осталась в полной сохранности.

Вот только после этого происшествия над командиром того дивизиона, конечно, посмеивались. И когда на общем селекторном совещании кто-то из командиров дивизионов просил разрешения у командира полка забить очередного бычка для своей столовой, то комполка мог совершенно серьёзно спросить: «Сам-то справишься?». И услышав: «Так точно, справлюсь, товарищ командир», не менее серьёзно посоветовать: «Да ты бы всё-таки пригласил такого-то со своей командой. Они же специалисты по быкам…»

14+