620 ЗАВАЛИНКА «Бой за Петергоф» Часть3


«БОЙ ЗА ПЕТЕРГОФ»

ЧАСТЬ 3.

Рабочий Митя, подошёл к кромке воды на берегу Финского Залива. Хотя погода была солнечной, но всё таки температура осенней воды залива, оставляла желать лучшего. Но от последствия героического броска в сточную канаву, как результата спасения от пулемётной очереди белого поручика, надо было таки избавляться, несмотря на капризы природы Балтики. Рабочий положил винтовку на камень, вынул из за пояса трофейный наган, отцепил ремень с чужой кавказской наградной саблей и сбросил с себя грязные штаны и не менее грязную рабочую куртку. Поскольку вода в Финском заливе являлась пресной, Митя без труда намылил припасённым мылом штаны и принялся очищать от грязи свою видавшую виды куртку. Через некоторое время куртка выглядела вполне достойно, рабочий выстирал штаны, и отжав их, повесил сушиться на штык винтовки. Купаться в холодной воде совсем не хотелось, но всё таки это являлось необходимостью. Рабочий снял нижнюю одежду, и ругаясь от холода, погрузился в воды Финского залива. Плавать Митя совершенно не умел, потому дёргая по собачьи ногами и руками, пытался изобразить что то похожее на передвижение по воде. Смыв с себя грязь, при помощи мыла и песка, рабочий, окунувшись последний раз, вылез из холодной воды.
— Холодно, зараза! — напяливая на себя кальсоны, трясся от холода рабочий, — Как тут вообще цари купались? Утки вон плавают и чайки…. Как у них задницы вообще не мерзнут!?
Надев куртку, прицепив ремень с саблей и засунув за пояс «отжатый» минувшей ночью у капитана наган, Митя подхватил винтовку с висевшими на штыке мокрыми штанами и направился к окопам с обедавшими там революционными бойцами.


— Ну вот, смотри, какое орудие у нас…. — отгоняя от пушки подпоручика и хомяка, показала на орудие матросу Вероника, — Снарядов есть но немного!
— Полевая трёхдюймовка. — открывая рычагом затвор, определил матрос, — И снарядов всего восемь штук… негусто! А для какой цели вам здесь орудие, кстати?
— Там вон на рейде, твой корабль стоит. — кивнула Бастет в сторону броненосца, расположившегося на водной глади Финского залива, — Вот это и есть наша цель!
— Ты серьёзно? — удивился Саня, — Надеешься с такой пушкой выстоять против корабельной артиллерии «Антигерманца» ? Да он за десять минут с восьми кабельтовых, своими залпами » раскатает» не только твой орудийный расчёт, но и весь Петергоф с дворцом вместе взятыми!
— Ну не всё так просто, Саня! — ответила Вероника, — Там из команды практически никого нет. Всех боцман-сатрап разогнал! Максимум их хватит лишь на обслуживание пары орудий, они даже оставшимся числом не смогут выйти в море! Но моя задача как раз и заключается в том, что бы не дать им уйти и угнать броненосец! Потому, если я увижу, что они развели пары и пытаются запустить машины, я должна буду бить из своего орудия по винтам и рулям броненосца! На это моей пушечки вполне хватит! Главное — не дать броненосцу возможности покинуть Финский залив….
— Понятно! — с сомнением покачал головой матрос,- Но снарядов то маловато, да и бронебойных у тебя ни одного нет…
— Есть только то, что выдали…- сокрушалась Вероника, — Буду стрелять ими….
— А как пушка тут вообще оказалась? — с интересом спросил Саня, — Как её вам сюда доставили?
— А вот у нас мощный грузовик есть! — показала Бастет по направлению к пандусу дворца, — И пушка и грузовик — подарок от революционеров с Северного Кавказа!
— Пойдём тогда, глянем, что там за грузовик! — направился за Вероникой матрос. В след за ними поплелись подпоручик и хомяк.

— Ну вот что мы имеем… — подходя к машине, показала Бастет.
— Угу… » ПУТЕШЕСТВИЯ ПО МИРУ С АЛИХАНОМ»…- удивлённо читал надписи на кузове грузовика матрос, — «Собственность Кафешки»…..Месопотамия, Сирия, Горный Читрал, Золотой Берег, Бельгийское Конго, Австро-Венгрия, Южно — Африканский союз, Туркестан, Индия…….Интересно! Где только это грузовик не катался…. И пушка, говоришь, с ним была?
— Да! Была прицеплена сзади! — ответила Бастет.
— Так Алихан что, на пару с трёхдюймовым орудием путешествовал по миру? — удивился Саня, — И зачем она ему была нужна в поездках? Разбираться с теми, кому пришлась не по душе кавказская кухня?
— Это наверное всё связано с их традициями Северного Кавказа… — предположила Вероника, — У них там повелось издревле, всякие свадьбы и празднования сопровождать пальбой из оружия в воздух….
— А пушка то тут причём ? — продолжал удивляться матрос.
— Ну наверное, чем круче Кафешка на Кавказе, тем круче ствол, используемый на торжествах! Наверное стрельба из ружей и пистолетов, уже не имеет того эффекта, как стрельба из полевого орудия!
— Дааа ! Восток — дело тонкое! — восхитился версией командира матрос, — И снаряды , те, которые у тебя возле пушки, то же в комплекте к орудию шли? Просто, Бастет, согласно твоей версии, стреляя из такого орудия, тут можно «праздник» трём — четырем аулам сразу устроить…..
— Нет… Снаряды мне рабочие с Путиловского завода подвезли. Всё что было у них на тот момент…
— А это ещё что??? — изумился Саня, разглядывая причудливую надпись : «КРУТИ ПЕДАЛИ» на капоте грузовика, — Я так понял это то же такая утончённая кавказская шутка, что мол в грузовике нет топлива, снят двигатель или разобрана трансмиссия?
— Не правильно понимаешь! — обиделась Вероника, — С грузовиком всё в порядке! И топлива — почти полный бак и мотор исправный! Это написала его бывшей водитель, вольноопределяющаяся Вика. Она велоспортом занимается. Довезла нас с пушкой до Петергофа, пожелала счастливо оставаться, схватила свой велосипед и умчалась обратно! Езда на велосипеде — аристократический вид спорта. Может когда то и мы освоим….
— Я понятия не имею, как на нём ездить! — пожал плечами матрос, — Всего два колеса… Как вообще с них не падают? Если так дело дальше пойдёт, то скоро как клоуны, будем и на одном ездить!
— Ну на одном, положим, ездить никогда не будем! — возразила Вероника, — А принцип езды на велосипеде — надо постоянно находится в движении, и крутить эти самые педали, что б не упасть…
— Чудно! — поразился матрос.
— А я каждое утро раньше ездил на велосипеде! — встрял в разговор подпоручик, — Хотите, мадемуазель Вероника, я и Вас научу? Можем вместе с Вами славно покататься!
— Уйди от меня, контра перекрасившаяся! — зло зашипела Бастет, положив руку на кобуру, — Сколько тебе уже повторять можно?
— Пошли, Пушистик! — скривил недовольное лицо подпоручик, забирая хомяка, — Не любят нас здесь!
— Значит в случае чего, завести и использовать грузовик можно… — подняв для осмотра крышку капота, подытожил матрос, — Это очень хорошо… Может понадобится!

Боцман поднял с дороги, брошенный пассажирами броневика чёрный анархистский флаг. Развернув его, он увидел перекрещенные кости и череп, практически повторяющие силуэт пиратского флага покорителей Тихого и Атлантического океанов.
— Может водрузить его на броненосец и послать всех подальше?! — рассуждал «Кара Поднебесная», — Но без достаточного количества людей в команде мне таки в море не выйти…
Замотав обратно флаг, боцман продолжил свой пеший путь в Петергоф…… Через некоторое время, острый слух боцмана уловил топот копыт нескольких лошадей и крики возницы: » Ийяаааа ! ..Ийяааааа !»
«Кара Поднебесная » обернулся, по дороге неслась запряжённая бричка, в которой помимо возницы, находились ещё четыре человека. С двух сторон брички, стояли на подножках непонятного вида мужики, вооружённые старыми охотничьими двустволками. На заднем сидении расположились крестьянин с длинной пехотной винтовкой с обломанным штыком и, судя по прикиду, кто то из начальствующего состава большевицких командиров.
— Поди красный комиссар! — предположил боцман, — Вот блин, попал! Буду импровизировать…
— Катенька, остановитесь у этого… с погонами в морской форме. — распорядилась СехметРа.
— Трпууу!!!! — осадила коней Катя, — Стоять!
— Кто такой? Куда путь держим? — СехметРа положила ладонь на рукоять шашки.
Виктор Иваныч клацнул затвором винтовки, заметив кобуру с большим револьвером у попавшегося им по дороге моряка.
— Да я……. с команды……. броненосца «Антигерманец». — пряча глаза отвечал боцман.
— Это я и так вижу по бескозырке с соответствующей надписью! Откуда вы и куда? — продолжала комиссар, — Мне то известно, что одна часть команды героически сражается под флагами нашей революции, а вот другая часть, таки не перешла на сторону пролетариата, а продолжает надеяться на возрождение царской власти!
— Я далёк от политики! — начал оправдываться боцман, — Я ни к красным отношения не имею, ни белых никогда не поддерживал…
— Кто не с нами, товарищ, тот против нас! — закуривая папиросу, сказал крестьянин.
— Не, не, не! Я не против Вас! — замотал усиленно головой боцман, — Я никогда не перейду на сторону «Белых» ! Я — простой и мирный человек!
— А почему вы тогда с оружием, если вы такой весь «простой и мирный» , и до сих пор не сняли царские погоны? — спросила Сехмет Ра, внимательно разглядывая незнакомого матроса.
— Феденька! Да у него же наш любимый чёрный флаг! — Эдик спрыгнул с брички и подошёл к боцману, — Ах ты ворюхга! Отдай немедленно наш с Феденькой флажок!
В живот боцману упёрся ствол антикварного охотничьего ружья.
— И револьверчик нам наш отдавай! Он у нас во флаг был замотан! — продолжал наглеть Эдик, отстёгивая ремень с кобурой с поясницы ошалевшего боцмана.
— Но это моё оружие! — искренне возмутился «Кара Поднебесная».
— Если вы весь такой нейтральный, и ни за кого не воюете, то вам нет в нём необходимости! — отрезала СехметРа,
— И дудочку нашу боцманскую у него забери, и все наши денежки у него по карманам проверь, что б не осталось ничего нашего! — кричал Эдику с брички Фёдор.
— Ах ты ворюхга! Когда только успел?! — шаря по карманам бедного боцмана, возмущался Эдик.
— Прекратите немедленно экспроприацию, товарищи анархисты! — потребовала с заднего сидения комиссар.
— Так пусть идёт! Мы товарища не задерживаем! Счастливого пути! — снимая бескозырку с боцмана, проговорил Эдик, — Тем более у товарища, кроме совести, больше ничего и не осталося!
— Всё, поехали! Хватит ! — скомандовала СехметРа, — Опаздываем в Петергоф!
Эдик запрыгнул в бричку и возница хлестнула коней:
— Ийяааа! ,Ийяааа! ….
— Товарищи анархисты! — обратилась комиссар к Фёдору и Эдику, когда бричка ушла от боцмана достаточно далеко, — Какого чёрта вы занимаетесь грабежами? Присвоение чужого имущества и мародёрство — это очень серьёзные преступления! Вы будете отвечать по суровым законам военного времени! Пойдёте под трибунал!
— Ну нихрена себе, комиссар! — округляя от удивления глаза, возмутился Фёдор, — То есть красные под вашим непосредственным руководством, осуществили наглый рейдерский захват огромного здания под названием «Зимний дворец», а мы значит с бедным Эдиком должны отвечать за несчастную боцманскую дудку и старый револьвер, ещё поди Крымской войны??? Ну отняли мы у гражданина немножко денежек, бескозырку и патроны, но ведь это же всё нам пригодится для дела революции! За что же нас наказывать??? Начните тогда уж с себя! Вон бурят с матросом и медсестрой вообще автомобиль у » белых » отобрали! А наказывать значит надо бедных анархистов??? Где справедливость называется??? За что нас к стенке?
— Никто вас к стенке пока не ставит! — нахмурилась Сехмет Ра, — Но вперь попрошу усвоить : С грабежами мирного населения должно быть покончено раз и навсегда!
— Да какое же оно «мирное население», если вон в форме с погонами чешет по городу, да ещё и со здоровенным револьвером на боку? — продолжал возмущаться Фёдор, — За копейки нас в расход захотела пустить комиссар? А то что этот бурят с матроснёй сверкали пачкой денег, это значит вы без внимания решили оставить???
— Разберёмся! — буркнула СехметРа, желая прекратить неудобный разговор, — И откуда деньги и откуда машина и кто там вообще в ней сидел помимо Мити, Сани и Леночки… Вы вон целый броневик с Эдиком умудрились бездарно просрать! И всё оружие заодно, вместе со всеми своими припасами! То же мне — анархисты….
— Надо было у товарища моряка, документики таки проверить… — выкидывая окурок на дорогу, молвил Виктор Иваныч, — У простого матроса боцманской дудки и погонов нет…..

Продолжение следует……….

(c) Дядя Митя

25+