ЗАВАЛИНКА 726 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 4.


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 4.

— Не знаю когда мы до Гатчины доберёмся такими темпами… — тяжело вздохнула СехметРа, — Этот немецкий танк слишком медленно ползёт..
— Как там сейчас наша тётя Вероника?… — печально взглянула на красного комиссара Леночка, — Наверное уже привезли к товарищу Довгань на допрос в ЧК.
— Главное, что бы то письмо, которое я написала, дошло по адресу! — ударила руками по прикладу автомата Фёдорова СехметРа, — Тогда за её судьбу можно будет не переживать!
— Вы бы лучше, товарищ комиссар, о предстоящем бое больше думали… — буркнула недовольно Марианна, — А то ведь у вас ни плана, ни проработки действий.
— А ещё в танке весь экипаж пьяный! — обиженно заметил подпоручик, поглаживая пригревшегося у него на коленях хомяка, — А мне даже выпить не предложили! Могли бы и нам со своих запасов в машину хоть что то подкинуть!
— Да без тебя знаю, перебежчик.. — сурово посмотрела на Игоря Татьяна, — За танком лучше поглядывай, что б не потеряли из виду, хватит уже этого хомяка тискать!
— Тут ещё проблема, товарищ комиссар. — повернул голову в сторону Тани Василий, — Бензина у нас хватит лишь до Гатчины, ну может ещё немного останется… А заправочных станций у нас ещё строить не начали..
— Ничего, захватим бензин у белых или раздобудем у бая Лермонтова! — уверенно произнесла красный комиссар.
— Ага, он прям так жаждет с нами им поделится! — хмыкнула в ответ Марианна, — Приезжайте люди добрые, наливайте сколь хотите! Мне, туркестанскому баю, для диктатуры пролетариата ну совсем ничегошеньки не жалко!
— Реквизируем… — положила руку СехметРа на рукоять японского наградного меча, — А будет сопротивляться — таки » уговорим»!

— Мужики… Как то неудобно… Давайте лучше больше пить не будем! — развернувшись от рычагов управления, окинул взглядом сидящих в танке Фёдор.
— Точно! — кивнул головой изрядно захмелевший Эдик, ударившись при этом о ствольную коробку немецкого пулемёта, — Больно блин.. Вот реально — алкоголь больше не лезет!
— Скоро в бой… — размышлял революционный матрос Саня, — Но танк штука серьёзная! Раскатаем этих беляков в Гатчине в пух и прах!
— Я слышал там у них только всадники в Гатчине, басмачи в основном… — оглядел всех хмельным взглядом шахтёр Васяка, — Так что ты прав, матросик, противопоставить нашему танку им будет нечего!
Красные продолжили своё движение к месту предстоящего боя…..

— Эй! Остановитесь, товарищ! — закричала Вероника, сидящему на повозке коренастому мужичку.
Повозка остановилась. Мужичок, управляющий парой лошадей, запряжённых в эту повозку, стал внимательно разглядывать, не спеша подходящую к нему чудную парочку.
— И кто вы такие будете , люди добрые? — удивился извозчик.
— Я белогвардейский капитан. — Станислав помог забраться на повозку Веронике.
— А я красный командир орудия! — подавая руку капитану, ответила извозчику Бастет, — А вы кто такой, товарищ?
— А меня зовут Самара, я из тех, кого вы красные, называете зажиточными крестьянами, — от удивления у извозчика вытянулось лицо, — Еду в Гатчину к баю Лермонтову, продукты вот ему, кое какие везу. Он неплохо за них заплатит. К тому же самогон Союзнику надо то же…
— Ну тогда нам с тобой по пути, дядя! — хлопнула рукой по плечу мужичка Бастет, — Рули давай конями своими! А я тебе за это огромную пролетарскую благодарность передаю!
— Обоим вам что ли по пути? — продолжал удивляться Самара.
— Ага… Всем нам троим стало быть по пути! — Усмехнулся Станислав, — Трогай, давай..
— Нооо.. Пошли родные! — Самара хлестнул лошадей вожжами, — А что у красных и белых уже перемирие нарисовалось? Гражданская война уже закончилась?
— Пока ещё до её окончания очень далеко. — буркнула Вероника, — Но скоро всякую нетрудовую сволочь разобьём и настанет долгожданная победа нашего справедливого социалистического строя! Так что сдавайся, кулак, пока не поздно…
— Я кулак? — удивился Самара, — Я даю работу нескольким бездельникам, у которых в деревне «Ни кола ни двора»! Я пашу с утра до ночи! Я всё заработал своим горбом и потом! Ну сами подумайте, что бы эти бездельники без меня делали? Я же, за то что они работают на меня, плачу им и кормлю их в конце концов!
— Да всё правильно, уважаемый дядя! — одобрительно кивнул головой капитан, — На таких как ты, всё наше хозяйство держится.
— Ты эксплуататор трудового и крестьянского народа! — зло парировала Бастет, — Мы отберём у тебя всё и поделим между твоими батраками поровну.
— Охренеть! — возмутился Самара, — А вы мнением, этих самых моих батраков интересовались? Хотят ли они такого, насчёт справедливого «дележа» моего имущества? Ну хорошо, отберёте вы у меня всё, поразделите между этими всеми бездельниками. Ну поживут они за счёт накопленного мной год или полтора припеваючи, а что дальше то? Где они хлеб насущный будут брать, когда всё моё проедят? Ведь работы у них больше не будет! С голодухи помрут? Они же сами, пока их не пнёшь, нихрена делать не умеют!
— Научим! — уверенно кивнула головой Вероника, — У нас все будут грамотные! Читать и писать будут, наукам разным обучены, сельскому хозяйству! И все будут счастливы и равноправны!
— Не могут, заставим! — в тон красной, улыбаясь, повторил белогвардейский капитан, — Сделаем всех счастливыми и богатыми насильно! С помощью революционных штыков и лозунгов создадим одну большую каторгу размером во всю Российскую империю!
— Ну уж так то утрировать не надо! — зло ответила Станиславу Вероника.
— Так у вас же у всех лень впереди вас бежит.. — усмехнулся белогвардейский капитан, — А вот таких, как этот зажиточный крестьянин и должно быть большинство по всей нашей матушки России!
— Не могут все одновременно богатыми быть! — замахала в гневе руками Вероника, — Всем надо поровну!
— Тогда вам, красным, надо было раньше стремиться к тому, что бы все до вашей несчастной революции были такими богатыми и обеспеченными, ну что б потом было чего отбирать у них и поделить.. — от души рассмеялся капитан, — А то как то неудобно делить, если делимого будет очень мало и при дележе не хватит на всех…
— Два чёртовых демагога, понимаешь! — зло сплюнул в траву Самара, — Вот порассуждать о равноправии — это вы все горазды, а как пахать и сеять, начинают на меня кивать! Сколько же вас, бездельников от политики понабралось на нашу крестьянскую голову в результате вашей проклятой революции!
— Чего это ты дядя, так развозмущался? — внимательно посмотрел на извозчика Станислав, — Я, между прочим, то же работал в бытность, пока война с германцем не началась! У меня своя свиноферма была… Так что крестьянский труд и всё что добывается потом и кровью, мне хорошо знакомо! Не постоянно же я погоны офицера носил.. Вот как Родине понадобилось — так снова форму и одел!
— Ты бы лучше сразу на нашу сторону переходил! — сурово посмотрела на капитана Бастет, — Вроде вон соображаешь, и французский коньяк с горла пить, как простой мужик умеешь, а рассуждаешь как последняя недобитая контра!
— Это где это у нас мужики в России французский коньяк с горла вот так легко глыкают? — удивился Самара, — Я вообще никогда такого пойла не пробовал… Самогон — наше всё!
— Вот видишь, Вера, какой же он кулак, если ему не разу в жизни не удалось коньяка попить? — от души рассмеялся Станислав, — Такой же средний класс, как я… Только он форму не носит..
— Ну вы то уже, походу, вдвоём изрядно выпили, раз тянет на откровенную демагогию.. — недовольно хмыкнул Самара, — Что теперь с нашей Россией будет?
— А тебе, деклассированный элемент, не надо об этом задумываться! — отрезала Вероника, — Чего так медленно везёшь? Покороче до Гатчины пути нет?
— Да можно через лес рвануть.. — подумал Самара, — Но неспокойно там в лесу в последнее время.. Банды грабителей промышляют….
— Мы, красные командиры, не боимся никаких бандитов! Скоро с ними со всеми будет покончено! — уверенно заявила Вероника.
— Возьми ка вон лучше..- тихонько шепнул Стас, кладя в карман куртки Бастет дамский «Клеман», — Хоть что то… Вдруг пригодится…
Повозка с интересными собеседниками поехала дальше…
— Ой, чует моё сердце, что то нехорошее.. — удручённо заметил Самара, — Зря мы сюда свернули…
— Это точно! — понеслось криком откуда то сбоку, — А теперь руки в гору и без намёков на дальнейшее сопротивление!
— «Погодинцы» ! — стал в ужасе крестится Самара……….

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

63+