ЗАВАЛИНКА 728 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 6


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 6.

— Понимаете, мадам.. — начал излагать суть своей проблемы Лермонтов, — Ну никак не удаётся получить качественную анашу и гашишное масло! Что мы только не делаем, но постоянно сталкиваемся с проблемой наличия высокого остатка балластных веществ!
— И чем, спрашивается, я могу вам в этом плане помочь? — с негодованием посмотрела на зарвавшегося туркестанского бая Менталочка, — Какого такого мудрёного совета вы ждёте от меня в плане науки, Лермонтов? Вы хоть понимаете, какие задачи ставит перед собой современная наука? Что вообще представляют из себя научные изыскания? Что такое термодинамика, законы Бойля-Мариотта, основы математики? Как влияют магнитные поля земли на различные предметы, что такое электроэнергия и чем отличается постоянный ток от переменного? Что такое синтез веществ?
— А вы что уже, со своим научным оборудование научились получать опиум чистотой в три девятки? — восхищённо хлопнул в ладоши Лермонтов, — Поделитесь, пожалуйста, своим бесценным опытом с моим басмачом Есаулом! Продемонстрируйте нам, любезнейшая, своё научное оборудование, что лежит у вас в грузовике и принципы очищения активных веществ на нём! Мы закажем точно такое же в США!
— Ну нет! Это решительно невозможно! — возмущённо покинула шатёр Ирина, — Вы просто не понимаете, Лермонтов, чем в реалии занимается наука!
— Ну не хотите, как хотите.. — оскорблённо заметил туркестанский бай, прикрывая порог шатра, — Может через некоторое время передумаете.. Если для ваших научных работ нужны наличные средства, то я готов профинансировать вашу исследовательскую деятельность… Но мне нужен конечный продукт с выходом хотя бы в две девятки! Где этот несчастный Есаул бродит? Оставил такой важный научный процесс без присмотра…
— Сейчас найдём его.. — Союзник, шатаясь пошёл искать отвечающего за химическое производство басмача.
— А что у Вас с лошадьми, оружием? — спросил вернувшегося в свой шатёр Лермонтова Керенский, — Можно ли у вас хоть что то прикупить? Нам бы винтовок, револьверов и сёдел для коней моих казаков..
— Оружия у меня много, всё английское! Конной сбруи то же много.. — похвалился туркестанский бай, — Помощь интервентов. Продадим Вам конечно, сколь попросите.
— А что вы делаете в Гатчине, любезнейший? — взяла слово Катерина из Алжира, — С какой целью вы здесь так далеко от своей Родины?
— Да я как узнал, что царя хотят свергнуть в феврале, мне тогда лично по телеграфу донесение пришло, так сразу со своим отрядом на помощь ему и выдвинулся… — начал свой рассказ Лермонтов, — Но знаете как это бывает, то там в гости остановишься, то там… По пути задержались маленько.. Гости всякие, с людьми хорошими и умными пообщались.. Некрасиво сразу покидать гостеприимные места.. Неуважение это к хозяевам.. Вообщем добрались мы до Питера только к октябрю! Глядь — а царя то уже и нет! Помогать то по сути уже и некому.. Ну вот мы и осели в Гатчине.
— Быстро вы однако доехали! — от души рассмеялась Екатерина, — Вам бы ещё чуток следовало где то подзадержаться…. Зря так спешили….
— Лермонтов, у вас есть где запереть нашу не в меру любознательную красную шпионку? — сурово взглянула на Екатерину командир женского батальона.
— Хау, проводи пожалуйста барышню в зиндан.. — улыбаясь, проговорил радушный Лермонтов, — Только перед этим распорядись покормить её, дай ей возможность привести себя в порядок а потом надёжно изолируй и выстави охрану.
— Сатрапы! — крикнула уводимая из шатра Екатерина.
— Охта, принимай пленницу! — басмач Хау подтолкнул Екатерину к дремавшему на посту тюремщику, — Покормишь, попоишь и запрёшь понадёжней..
— А её то за что? — громыхая ключами от двери добротного сарая, поинтересовался Охта.
— Да нашему хозяину чем то не понравилась.. — направился к выходу Хау, — Подержи её пока здесь. Без моего ведома к ней никого не подпускать.. Отдохните пока тут, мадам, для вашей же безопасности..
— А ты анекдоты какие знаешь про древних Шумеров? — поинтересовался Охта у Екатерины, — А то мне тут скучно сидеть..
— Про Шумеров? — удивилась Екатерина.
— Ну да! Про потомков великих укров, — кивнул головой головой басмач.
— Вы тут что, все анаши обкурились, любезнейший? — усмехнулась алжирская пленница.
— Ну не знаешь, так сразу бы и сказала.. — отмахнулся Охта, — Сейчас распоряжусь насчёт ужина…

— Давайте осмотрим Ваш арсенал, бай Лермонтов, — предложил полковник Хемуль, — В общем всё то оружие, которое нам может пригодится для отражения возможной атаки красных. Да и на вашу батарею пушек неплохо бы было взглянуть.
— Пройдёмте.. — Лермонтов в сопровождении Хау, «Яги» и группы белогвардейцев отправился к очередному добротному сараю, — Часовой, открыть двери арсенала.
— Слушаюсь, господин. — ответил Азовский, громыхая тяжёлыми ключами.
— Вот тут у нас винтовки, пулемёты, личное оружие.. — показал рукой на стеллажи «Яга», — Здесь же патроны к ним, ручные бомбы они же гранаты Лемона, ленты к пулемётам, прочая амуниция.. Все орудия у нас на позициях, а они чуть подальше..
— Договоритесь с хорунжием об оплате и пусть выбирают, что хотят. — дал указания «Яге» Лермонтов, — А я пока провожу полковника к нашей орудийной батарее…
Хемуль, Мелисандра, Керенский и Никос отправились к пушкам Лермонтова, дорогу к которым показывал радушный хозяин полевого стана басмачей.
— А вот и наши артиллеристы! — улыбаясь поприветствовал басмачей бай, — Ваха, Лихо, Мартиша Адамс и Бэ-Бэ… Каждый у своего орудия.. Покажите полковнику ваши пушки, я его назначаю командиром батареи…
— Вы что, издеваетесь, Лермонтов? — Полковник Хемуль с удивлением уставился на четыре отполированных до блеска орудия.
— Что тебе ещё не нравится, любезнейший ? — удивился туркестанский бай, — Или ты такие пушки раньше никогда не видел? Какой же ты к чёрту артиллерист, полковник? Покажешь своё мастерство стрельбы из этих орудий, я назначу тебе достойное денежное довольствие! Поверь — не будешь ни чем обделён.. Или тебе наши артиллеристы не по душе пришлись? Понимаю, не самые отличные вояки.. Но у меня других нет, а из конников сложно подобрать достойных артиллеристов.. Орудия все исправные, вычищенные…
— Да видел я уже такие! — от негодования у Хемуля резко перехватило горло, — Да это же….Это же……
— Ну? Продолжай любезнейший! — мило улыбаясь, проговорил Лермонтов.
Громкий смех Керенского, Мелисандры и Никоса сильно удивил туркестанского бая.
— Да это же…. — от переизбытка эмоций полковник царской армии был вынужден присесть на место..

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

79+