ЗАВАЛИНКА 748 «ГАТЧИНА». Просчёт красных. Часть 26


ГАТЧИНА. Просчёт красных. Часть 26.

— Чем могу помочь? — хмыкнул полковник Хемуль, с интересом разглядывая начальницу Губ.Ч.К., — Соскучились по мне? Поди всё ваше ЧК рыдает навзрыд, ожидая в нетерпении, когда я вам сдамся?
— Прекратите паясничать, полковник. — с презрением взглянула на артиллериста товарищ Довгань, — Перейдём сразу к делу. У меня ваши люди, у вас, соответственно, наши большевики в плену… Я предлагаю обмен по формуле всех на всех.
— Так это вы захватили нашего хорунжего, Мелисандру и бедную Ирину Ментальность? — рассмеялся полковник, — А мы подумали что это бандиты….
— Да, это уникальная операция наших оперуполномоченных! — деловито заявила Татьяна.
— Ну что ж, умеете работать… Значит и денежки наши у вас… — призадумался Хемуль, — Хорошо, обмен будет, но я даю голову за голову, а не всех за всех! Так что за троих наших, готов предложить троих ваших краснопузых голодранцев!
— У вас восемь наших большевиков. — Довгань, сложив руки за спиной, стала медленно ходить перед полковником, — Я предлагаю троих, которых вы назвали и ещё четверых членов царской семьи…Князья там всякие..
— Каких ещё «членов царской семьи» ? — открыл от удивления рот полковник, — Где вы их выкопали?
— Привезла с собой с подвалов Ч.К. — искоса посмотрела Татьяна на царского полковника, — Специально для обмена, но если вы против, то могу их с удовольствием расстрелять прямо перед вашими окопами!
— У меня только шесть ваших большевиков и одна шпионка. Кроме того вы должны отдать все наши деньги, что забрали в саквояже…- полковник деловито поднял палец вверх, — Назовёте мне имена князей?
Довгань по памяти назвала имена четверых членов царской семьи, что ныне находились под арестом в Ч.К. Сама же Татьяна попросила назвать имена всех большевиков, что держал у себя в плену царский полковник. Хемуль назвал имена всех пленников.
— А что с красной медсестричкой? — удивилась начальник Губ.Ч.К., — Куда она пропала?
— Расстрелял я её вчера вечером! — развёл руками Хемуль.
— Врёшь, сволочь! — Татьяна в негодовании сжала кулаки, — За что можно было расстрелять такую милую медсестричку?
— За измену Родине и белому движению… — полковник выдержал беспощадный взгляд Татьяны, — Пройдёмте, покажу её могилу….
Начальник Губ.Ч.К, и царский полковник подошли к небольшому холмику, на котором был установлен крест с памятными датами рождения и смерти. На сам крест был накинут Леночкин беретик, продырявленный пистолетной пулей.
— Лопаты принести? — злобно сьязвил полковник, — Откапывать будете? Предупреждаю — труп выглядит не очень…
— Какая же ты мразь! — Довгань схватила полковника «за грудки», — Я специально пошла работать в Ч.К, что б такую контру, как ты без сожаления ставить к стенке! Леночку, невинную душу убил! Не будет тебе пощады, и тебе и таким как ты! Всех расстреляем!
— Я понял, мадам из Ч.К… Вы нас немного недолюбливаете! — рассмеялся Хемуль, — Но что поделаешь! Война есть война! Исключительно в порядке самообороны… Так что готовьте наши денежки, своих пленных и делаем обмен.
— Наших пленных вернёте с их оружием! — в негодовании ответила Татьяна.
— Я не собираюсь собственными руками вооружать всякую красную сволочь! — ухмыльнулся Хемуль.
— Тогда и золота не получите! — ответила Татьяна, и быстрым шагом пошла к ожидавшим её чекистам, — Через три часа жду вас здесь со всеми нашими пленными товарищами! А если нет, то этих поганых князей расстреляю самолично!
— Как вам будет угодно! — царский полковник, развернувшись, пошёл к своим позициям, — Встречаемся через три часа!

— Ярик, дело к тебе есть… — подошла к чекистам Татьяна, — Надо нарезать «кукол» из бумаги, вместо денег в саквояже. Там в кузове твоего грузовика я видела целую пачку газет «Искра». Всё равно их в ЧК некто не читает…Да и половина наших читать не умеет.
— Сделаем, Танечка! — улыбнулся Сергеев, — Исключительно только ради ваших глаз! Но пол пачки денег мне нужны настоящие, для «обёртки»… Бритва и линейка у меня с собой.
— Приступай. — кивнула головой Довгань, — Ваня Лапшин, завяжи всем пленным рты и накинь на головы бандитов ещё по мешку, что б сразу опознать не смогли… Они у нас за «Царских особ» пойдут…
— Я им могу ещё и морды набить! — недовольно буркнул чекист с перевязанной головой, забираясь в кузов грузовика в поисках подходящих мешков, — Зачем их целыми отдавать?

— Охта, выпускай свою пленницу. — распорядился Хемуль, подходя к охраннику зиндана, — На обмен её поведём.
— Жаль! — гремя ключами ответил Лермонтовский охранник, — Такая интересная собеседница! Я так много про Алжир узнал и вообще про Африку! Оказывается никаких древних шумеров на Украине никогда и не было!
— Правильно! — подбежал туркестанский бай, — И эту «Химеру» скорее пусть забирают! Она мне тут совсем не нужна!
— Чего вы её так боитесь, Лермонтов? — пожал плечами царский полковник, — Готовьте всех остальных пленных!

Через три часа Довгань стояла у позиций басмачей с тяжёлым саквояжем. К ней не спеша, в сопровождении конвоя из белогвардейцев, двигалась процессия; первой шла Катерина из Алжира, за ней двигался избитый за сопротивление басмачами анархист Фёдор, за анархистом Васяка и Петрович несли носилки, на которых лежала раненая СехметРа, за носилками, опираясь на наспех вырезанные палки, шли революционные матрос и рабочий. Оба большевика в мичманской форме ещё не отошли от действия анаши, которой в избытке накурились, пока Ирина Ментальность зашивала им огнестрельные раны, потому временами они глупо хихикали и плохо осознавали реальность….
— А где Леночка? — озираясь, спросил Васяка, — Её с нами в плен взяли!
— Нет больше Леночки… — опустила взор в землю товарищ Довгань, — Убил её царский полковник!
— Да ты же сволочь! — скорчив страшную рожу, рабочий попытался дотянуться до горла царского полковника, — Убью тебе, гада! Неси свою рожу мне сюда…
— Полная он сволочь! — замахнулся на Хемуля палкой, революционный матрос, — Утоплю, как котёнка! Попадёшься ты мне, падла! Вздёрну не рее…
— Мадам Довгань, — недовольно скривился полковник, — Забирайте быстрей этих двух обкуренных мичманов-дебилов.
Надеюсь наши деньги в целости и сохранности?
— Считайте! Там только пачки с купюрами, золото пригодится нашему пролетариату! — Татьяна бросила саквояж к ногам полковника, — Я забираю наших товарищей, а как дойдём до своих, то выпускаем ваших!
— Хорошо, я подожду! — ответил Хемуль, поднимая тяжёлый саквояж, — Если начнётся заминка с передачей нам наших господ, то я прикажу расстрелять вас всех из пулемётов! Они уже выставлены на позиции…
— Заминки не будет.. — сухо ответила Довгань, — Сначала мы выпустим всех ваших, а лишь потом заведём моторы и уедем…
— Добро! — скрестил руки на груди Хемуль, — Ждём(с)…
Бывших пленных большевиков разместили в кузове грузовика. Чекисты Пикассо и Степанян помогли забраться раненым.
— Выпускайте беляков! — распорядилась товарищ Довгань, — Пусть идут к своим. Валера, Ярик, заводите моторы! Уезжаем… Сергей Витальевич, Грифон Крымский — к пулемётам! Если увидите, что белые организовали погоню — открывайте огонь! Едем по направлений к деревне «Погодино» там у нас ещё один обмен состоится…
Старенький «Форд» и грузовик с чекистами вскоре скрылись за лесом.
— Мадам, как я рад вас видеть! — произнёс полковник Хемуль, развязывая платок, которым чекисты обвязали рот Мелисандре. Господа, развяжите Царапыча, Ирину и наших высочайших князей!
— Каких ещё «князей», полковник? — зло крикнула командир женского батальона, — Где вы их тут увидели?
С Кекса, Москаля, Костромы и Кобальта были немедленно сняты мешки. Бандиты щурились на солнце и тихо пересмеивались между собой.
— А это что за уроды? — опешил полковник Хемуль? — Кто вы такие?
— Это «Погодинцы». — уверенно произнёс хорунжий, — Они то нас из шатра ночью и спёрли, когда меня сморила тяжёлая усталость после схватки в бою…
— Наиб*******, пид**********!!!! — орал, подымая кулаки вверх, царский полковник, — Поганые чекисты!!!! Хорунжий, поверьте саквояж с деньгами!
— Да здесь одна резанная бумага! — разрывая «куклы» с деньгами, прокричал Царапыч, — Полковник, вы что даже не перетрудились пересчитать хоть пару пачек?
— Скоты, большевицкие! Подонки! Мерзавцы голопузые! — продолжал неистовствовать Хемуль, — Да что бы я ещё раз вам поверил!!! Уё******* !!!! Всех вы**********!!!!!
— Да прекратите уже матерится, полковник. — ухмыльнулась Мелисандра, — Красные нас, точнее Вас, опять обули по полной программе! Но уже не большевики а их разновидность — ЧЕКИСТЫ! Скажите лучше, что нам теперь делать с «Погодинцами»?
— Допросить, а потом я решу, расстрелять их или повесить… — махнул рукой Хемуль и отправился в шатёр к баю Лермонтову………..

Продолжение следует…

(c) Дядя Митя

217+