ЗАВАЛИНКА 782 ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД ШЕСТОЙ  ЧТО НЕ СЛАЩЕ РЕДЬКИ? (часть 4)


 

            ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ. ЭПИЗОД ШЕСТОЙ 

                 ЧТО НЕ СЛАЩЕ РЕДЬКИ? (часть 4)

С чего-то надо было начинать. Хотя ни Посейдонус, ни Митя Грибоедов так и не поняли толком, чего от них добивается леди Сандра. Но у них на корабле был, так сказать, очевидец странного изменения, произошедшего с бортмехаником МКС «Погода», и им предстояло как-то его опросить. Предугадать реакцию Факта на этот факт, они конечно не могли, но всё же их завалинский кот был не таким зловредным и строптивым как оставшаяся на МКС парочка его «коллег», так что у детективов ещё оставалась надежда на успех мероприятия. Факта они нашли в медблоке у Татьяны, кот стоял перед ней по стойке смирно, и не сводил с доктора своих огромных печальных глаз. Татьяна, не глядя на кота, пыталась ему объяснить:

— Нечего меня тут гипнотизировать, не получишь ты от меня ни капельки валерьянки, мошенник. Кто у меня вчера спёр из медблока целую дюжину пузырьков? У меня теперь получается  недостача, и я её должна как-то обосновать. Что мне прикажешь писать в отчёте? Что незарегистрированный пассажир в виде кота, украл прямо у меня из-под носа, из закрытого медблока, партию свежей непросроченной «Валерианы настойки»? Ты представляешь, какой это будет минус в моём «профессиональном космическом досье»? Или может мне нужно будет отчитаться так:  «весь экипаж корабля впал в космодепрессию, и две недели беспрерывно принимал Tinctura Valerianae»? Да нас всех сразу же спишут на ближайшую планету, и посадят там на карантин! И ты будешь весь период  карантина болтаться по орбите той планеты в пустой обезлюдевшей «Завалинке».

Несмотря ни на какие доводы Татьяны, кот  не  сдвинулся с места и не отвёл от неё своих больших глаз, продолжая давить на жалость доктора.

— Что, Танюша, на опохмел выпрашивает? – участливо поинтересовался Митя.

— Не получит – сурово отрезала Татьяна.

Никос нагнулся к Факту, кинул ему короткую фразу  «услуга за услугу», затем что-то тихо объяснил  доктору, наклонившись к её уху.  Татьяна недовольно покачала головой, но всё же достала из медсейфа ещё один флакон валерьянки и отдала его Никосу, предупредив, чтобы всё содержимое не расходовали и остатки сдали ей лично в руки. И что вообще — нечего баловать всяких аферистов, хватит ему нескольких капель, не больше.  Факт, прочухав ситуацию, бодро засеменил по направлению к лаборатории впереди Мити и Никоса, мгновенно забыв о существовании Татьяны Кир, и через несколько минут сладостно мурча и урча, слизывал из блюдца эти чудесные, волнующие и такие замечательные капельки валерьянки. Никос терпеливо дожидался, когда Факт закончит свой «опохмел», тщательно умоет лапами свою рыжую морду и, наконец, сосредоточит своё внимание на вопросах.

— Давай, дружище, рассказывай, что вчера говорил главный механик Светлов – Никос включил свой блокнот на запись – и постарайся не пропустить ни одной мало-мальской детали.

— МММРРРРМММЯ – видимо Факт хотел снова уйти в несознанку, якобы потеряв способность говорить на человеческом языке, но увидев две пары вонзившихся в него глаз «детективов», решил, что несознанка подождёт и никуда от него не денется. К тому же Митя предусмотрительно задвинул створки входного люка в лабораторию, и отсюда всё равно не спетляешь, пока не выпустят.

Немного поломавшись для приличия (не показывать же презренным людишкам свою благодарность за спасительную валерьянку), Факт наконец начал:

— Говорил, Мулечка какая-то его наказала, то есть Муландрея с восьмой планеты, и чего, говорил, не сиделось ему тогда со своей старушкой на Земле?

— С какой ещё восьмой планеты? Где такая находится? – удивлённо перебил Митя.

— Вы, двуногие недосоздания, глупые какие-то! – вырвалось у Факта – Ну раз планета восьмая, значит и мышам понятно, что она находится между седьмой и девятой планетами.

— Что за Муландрея? – оборвал  Никос заносчивый и издевательский ответ  Факта.

— Этого он не уточнял, какая Муландрея, но говорил, что она ему что-то там с кармой такое нехорошее сделала и что мучается он теперь – покачал головой Факт  — Больше я ничего не знаю, ничего такого не помню и добавить ничего не могу. Выпустите  меня отсюда, я сегодня ничего не ел! – тут огромные глаза Факта стали ещё больше, отчего налились непомерной грустью и печалью. Умел же он всё-таки манипулировать «двуногими недосозданиями», оттого вскоре был выпущен из лаборатории на все четыре стороны, выбрав из четырёх ту, в которой находился пищевой блок.

— Послушайте, шеф – сказал Митя – Не могу вспомнить кто, но помню точно, что кто-то из наших старожилов говорил про погодинского механика, что он когда-то служил здесь, на «Завалинке», и странностей тогда за ним никаких не замечалось. Вроде бы даже наоборот – слыл он тогда дамским угодником… А потом резко изменился, уволился с «Завалинки» и вот теперь такой, какой есть. Надо бы нам уточнить дату его увольнения!

— Правильно, Митя – довольно улыбнулся Никос – Всё-таки мои уроки идут Вам на пользу, учитесь методам индукции и дедукции потихоньку. Когда мы выясним дату увольнения механика, то сможем узнать, где, в каком секторе Вселенной находился тогда звездолёт. Может, как раз там есть некая Восьмая планета…

— А на ней есть некая Мулечка…то есть Муландрея… у которой, скорее всего, и находится ключик от нашей проблемы. – закончил его мысль Митя.

— Да, к сожалению, спросить у самого Светлова, что с ним там случилось, у нас не получится. Леди Сандра сказала, что у него в мозгу кто-то поставил мощную защиту… и только водка на время сняла этот барьер и он смог что-то рассказать – задумчиво добавил Посейдонус.

— Да я не сомневаюсь, что если бы не это, то эта милая дамочка по полной программе порылась бы в мозгах бедного главмеха, не оставив там камня на камне… да ещё бы и приятеля своего, этого «анж колонель», подключила. Вытащили бы эти голубки на белый свет всё до последней грязной тряпочки, не побрезговали бы… Просто не могут… пока – подытожил Митя.

— Зато мы можем! – оптимистично добавил завлаб – За работу, Митя! Надо порыться в архивах! А я пока поговорю со старожилами «Завалинки».  Леди Сандра выполнила своё обещание – командование приостановило все наши опыты, дав нам зелёный свет для выполнения этого важного расследования. Думаю, к завтрашнему дню мы с Вами нароем кое-что интересное.

***

Назавтра Митя специально лично сварил на кухне грибной суп, отнёс его в лабораторию, и они с начальником с удовольствием его ели, получая, как говорил Никос, «дополнительные витамины для мозга». Когда обед двух грибных гурманов был закончен, они уселись в сферические кресла и стали делиться друг с другом добытой информацией.

Первым начал Митя.

— Шеф, я выяснил, что погодинский механик уволился с «Завалинки» пять лет назад, причём уволился чуть ли не одним днём, и тогда ещё был небольшой скандал из-за этого. Хорошо, что у Светлова был неплохой заместитель, наш Шура Хохлов, которого сразу же поставили на его место. В заявлении об увольнении тогда механик написал «по собственному желанию, в связи с семейными обстоятельствами». И вроде бы никуда сразу после этого на работу не устроился, а улетел на Землю.

— Да, — подтвердил Никос – всё так и было. Несколько человек из тех, кто тогда летал на нашем корабле, и кто помнил эту историю, мне то же самое говорили. Мол, ещё тогда все удивлялись, с чего бы механику, который был на хорошем счету, так срочно и даже со скандалом уходить с денежной должности, которая его всегда устраивала. Мало того, ни про какие «семейные обстоятельства» никто и слыхом не слыхивал. Знали, что у Светлова на Земле жена и дети, вот и всё. Никогда он ничего подробно про свою семью не рассказывал и примерным семьянином тогда никто его назвать не мог. Он и тогда был человеком не очень-то многословным, скрытным даже, но мне сказали, что он скорее был женолюбом, чем однолюбом, и ни про какую «верность своей старушке» никто тогда от него не слышал. Он и комплиментики мог отпустить, и прижать понравившуюся дамочку где-нибудь в тёмном проходе, и другое прочее… Конечно, никто фонаря, как говорят, над ним не держал… Однако мне с уверенностью говорили, что тянулся за ним шлейф каких-то амурных историй. Впрочем, в этом плане жалоб на него не было, скандалов тоже, ну и никого это особо не интересовало…  А скажите, Митя, узнали Вы, где в то время находилась наша «Завалинка»?

— Конечно, шеф!  — с непонятной радостью вскричал Митя – Нам тут невероятно повезло! Дело в том, что мы вот-вот окажемся именно в том секторе Галактики, можно сказать, на расстоянии вытянутой руки от планетной системы ХЕХ-56-19, где тогда летала наша «Завалинка». Мало того, я узнал у нашего бортинженера Саши Мореходова, что мы вскоре должны встать на плановый ремонт. То есть у нас будет время, чтобы навестить эту планетную систему, в которой угадайте сколько планет? Восемь! Из них обитаемая только одна…

— Восьмая!! – вскричал Никос – Какое счастье, Митя! Какое счастье!

Митя не ожидал, что Никос с таким энтузиазмом воспримет его известие о возможности навестить планетную систему ХЕХ-56-19. Но тут Никос пояснил ему:

— Митя, Вы не представляете, какой грибной рай эта планетная система, особенно же та самая её восьмая планета! Все любители грибов во всех концах Вселенной справедливо считают эти места грибным заповедником! Таких местечек совсем немного во всех Галактиках, просто наперечёт. Я давно мечтал побывать там, ибо если мастер грибной охоты там ни разу не был, он просто ещё не мастер, а подмастерье! Я как альпинист, покоривший пять из шести восьмитысячников… или сколько их там у нас на Земле? В общем, был я уже в самых известных грибных местах… и фактически остался у меня в списке непокорённым только этот уголок, восьмая планета системы ХЕХ-56-19, легендарный Цезариус!

(продолжение следует)

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
47+