ЗАВАЛИНКА 810 Чудо-юдо


Чудо–юдо

–А ну–ка успокоились, — призвал к порядку Йорен. — Вы же не даете ей и слова сказать.

Толпа поутихла, и красивая женщина продолжила скороговоркой.

— Спасибо. Вернемся же в наш политический серпентарий. Как говорят данные, а данные не депутаты, они не врут, мы находимся на нисходящем тренде активности чудо–юда. По всем признакам в наступающем сезоне следует ожидать снижения его прожорливости и приятную статистику.

— Да неужели? — патлатый мужик швырнул шапку оземь, сплюнул и насупился.

— Глубина залегания, частота нападений, — пожала плечами красивая женщина. — Это все цифры, а не фантазии обеспокоенных граждан.

— Хорошо. И что же мы будем делать? — Йорен обвел взглядом жителей деревни, собравшихся на берегу.

— Да что тут думать, — заиграл мышцами мельник. — Дубину покрепче, народу побольше и вперед.

— Беспорядки не наш метод, — покачал головой Йорен. — Сначала чудо–юдо, а потом и деревню разнесете. А мы только клуб построили.

— Тут тоньше надо действовать, — подал голос человек в шапке гриба. — Сделаем настой на белладонне и полыни. Бочки три. И пущай угощается.

— Я тебе угощусь, — погрозила пудовым кулаком победительница последнего местного конкурса красоты. — Мы из этого озера тоже воду берем. И скотину поим.

— Не надо никого травить, — перебил Йорен. — Необходимо построить защитную дамбу, нанять постоянные патрули, увеличить количество стражи….

— На какие шиши? — возмущенно воскликнул кривой Свен.

— Нужно ввести новый налог, — закончил Йорен.

— Еще один?

— Да сколько можно?

Толпа загудела негодованием.

— Да откуда мы вообще знаем, что это чудо–юдо настоящее? Кто его видел хоть раз? — настаивал кривой Свен.

— Кто видел, те уже не с нами, — вставил бакалейщик. — По–твоему, куда делась жена трактирщика и сын каменотеса?

— Сбежали вместе, потому что он малолетний придурок, а она шлюха, как твоя дочь.

— Но–но, у меня нет дочери, — рассердился бакалейщик.

— А если бы была, то была бы шлюхой при таком–то папаше. Конечно, тебе–то о чем переживать? Из–за этого чудо–юда торговцы теперь объезжают нашу деревню стороной и всем приходится отовариваться в твоей лавке. Кто поднял цену на чай и табак в два раза? Кто разбавляет пиво какой–то мочой? Монополист сраный.

— Я тебя предупреждаю, — погрозил пальцем бакалейщик. — Если ты не успокоишься, то я закрою твой кредит. Будешь курить собственных вшей с сеном.

— Еще и проценты дерет в три шкуры, морда жидовская.

— Я фриз.

— Тише, тише, — попытался вмешаться Йорен.

— Кобылой своей командуй. То же мне еще выискался, — не успокаивался кривой Свен. — Тебя кто главным назначил или выбрал? Что–то я не помню такого. Тебя вообще два года назад за солью послали. А как ты вернулся без нее, так и чудо это еврейское появилось. Командует тут, деньги собирает, охрану себе завел. Где соль, я тебя спрашиваю?

— Да! И вообще, — вскочил патлатый мужик. — Нужна ли писателю картавость? Вяжут ли улитки узлы? Грач — черный, но это ничего не меняет. Все катится не в ту сторону.

— А мужики–то дело говорят.

— Почему он главный, а я старею?

— Давайте что–нибудь разнесем.

— А почем нынче соль?

Один из молчаливых стражников вопросительно посмотрел на Йорена, но тот лишь отрицательно покачал голой.

Внезапно озеро вспучилось, вспенилось и огромная черная волна накрыла берег.

Вода быстро отступила, оставив мокрых и ошарашенных жителей деревни, среди которых не было ни патлатого мужика, ни кривого Свена.

— Кажется, я видел его пасть. И рожа мерзкая такая, на тещу твою похожа.

— Да не. Это хвост был.

— Не знаю, заметили ли вы, но мне, как представителю науки, по высоте волны и направлению брызг стало окончательно понятно, что чудо–юдо уже далеко не в соревновательной форме. Как я и предсказывала раньше, оно готовится уйти на покой, — красивая женщина ничуть не утратила уверенности и привлекательности, несмотря на потоки воды, струящиеся по ее волосам и лицу.

— Хмм. Вообще–то оно, кажется, только что сожрало двух наших, — засомневался мельник.

— Такое, к сожалению, случается, но мы сейчас говорим о долгоиграющем тренде, а не разовых событиях. И мне он очевиден.

— А пока вернемся к новому налогу. Надеюсь, теперь ни у кого нет сомнений в его необходимости? — холодно спросил Йорен.

Никто не решился возразить, и стражники пошли в толпу, собирать деньги

16+