662 Завалинка. Уральский перелом


Магистральки
Не знаю почему я так назвал, но слово «хребет» как-то не очень подходит для Уральских гор. Особенно на автомобильной трассе. Уж очень много там следов аварий. Может и не больше, чем обычно, но как-то сильно мне бросилось в глаза… Может потому, что я и смотрел — во все глаза?

Уральский перелом

Говорят, горы образуются, когда встречаются две тектонические плиты и одна из них наползает на другую. И в результате вздыбливаются на поверхности обломки и осколки этой странной любви. Уралу повезло, он успел остыть от этих жарких трений. И теперь величаво преграждает путешественникам путь из Европы в Азию. Однако он не настолько высок, чтобы впечатлительному путнику не дозволялось его преодолеть. Мой первый прыжок через Уральский хребет был давно, в колонне, да еще под присмотром сопровождения, а посему разглядеть его красоту выпало только сейчас.

Утро встретило облачностью и легкой изморосью, которая, впрочем, быстро прошла, не оставив следа. Начались бесконечные подъемы. Петляя, вздымалась и ныряла дорога, густо обрамленная древесной растительностью, узкими обочинами и жесткими отбойниками. То слева, то справа растительность резко расступалась, обнажая крутой склон или монолит, испещренный множеством трещин и сколов. Чем выше я поднимался, тем круче были склоны, а выступы скал стали встречаться все чаще.

Дорога местами резко меняла свое направление, только что шла в затяжном правом, как тут же резко начинала забирать влево, чтобы потом также резко выпрямится и снова превратиться в правый. Местами «рюкзачок» слегка забрасывало на небольшой наледи, но сие встречалось не так часто. Поток достаточно плотный, и только рисковые легковушки, надрывно хрюкая, старались обойти по две-три фуры за раз. В таких случаях инстинктивно старался сбросить скорость, чтобы очередному торопыге было куда спрятаться. И только свежеустановленные отбойники хранили следы былой торопливости, как напоминание.

Я много езжу по центральной России, но милые мои, таких березовых лесов я не видел давно. Это не просто рощи или подлески, это целые березовые массивы. И каких там только нет. Тонкие молодые красавицы и умудренные и закаленные, поредевшие и поседевшие березы-старушки, с многочисленными следами то ли когтей, то ли зубов. Жаль, что остановится и погулять под ними, не было возможности.

В череде подъемов, спусков и поворотов ориентация по высоте и направлению сбилась окончательно. То, что «вершина» уже пройдена говорило только то, что спуски стали встречаться чаще и увеличились по длине. И вот тут, Урал показал себя во всем своем великолепии. Когда в разрывах холмов и взгорий удавалось взглянуть на горизонт, то создавалось впечатление одного гигантского лоскутного одеяла, небрежно наброшенного на спящего исполина. Который, ворочаясь во сне, причудливо смял его, а местами даже успел порвать.

Однако, это еще не все. На спуске, по левую руку открылся вид на город, лежащий внизу. Расстояние в горах определить трудно, поэтому даже трудиться не стал, но вид был завораживающий. Диснеевский город на заставке с высоты башни показался грубой подделкой, не заслуживающей внимания. И я опять пожалел, что очень ограничен во времени и не могу остановиться и рассмотреть все как следует.

А дальше машина пошла сама, все ниже и ниже и мне оставалось только ее придерживать. Дорога выпрямилась как по высотным перепадам, так и на поворотах и начались наши родные и знакомые глазу равнины, словно и не было никаких гор.

Наум Приходящий

28+