ЗАВАЛИНКА 775 ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ.  ЭПИЗОД ПЯТЫЙ  КТО КУСАЕТ ЭКИПАЖ? (часть 2)


            ОДНАЖДЫ В КОСМОСЕ.  ЭПИЗОД ПЯТЫЙ 

                 КТО КУСАЕТ ЭКИПАЖ? (часть 2)

Фактик, что нисколько неудивительно,  наотрез отказался говорить  с обступившими его детективами. Митю он удостоил только протяжным звуком «шшшшшшшшш», а на Никоса грозно заурчал и, махнув хвостом, быстро ретировался в неизвестном направлении. Спасибо Татьяне Кир, согласилась быть посредником в непростых переговорах с этим комком шерсти. По итогам которых  Никосу с Митей было сообщено, что никто Факта  не кусает, а если бы и попробовал, то Факт бы ему так задал, что у того быстро пропала бы охота подходить к нему хоть к спящему, хоть к бдящему.

Через какое-то время хвостатые наглецы с «Погоды»  передали на «Завалинку», что спать по очереди у них не получилось, потому что нормальные коты, а именно таковыми они себя и позиционируют, должны спать 18-20 часов в сутки, а совсем не 12.  Поэтому у кусателей полно времени для своих укусов, когда спят оба кота. И что только такие бестолковые представители двуногих,  как эти доморощенные детективы, могли придумать столь бесполезный план с поочерёдным кошачьим дежурством. Лучше бы они сами меняли друг друга на посту около котов, пока те изволят почивать, и следили, чтобы их, то есть котов, никто не кусал. На что «доморощенные детективы»  просили передать своим пушистым «нанимателям», чтобы те  проваливали куда подальше и больше их не беспокоили, даже если их начнут кусать межгалактические  крокодилы. Существовали ли такие во Вселенной, оскорблённые «доморощенные детективы» не ведали, зато коты после этого их не тревожили. Ну, значит и проблемы на самом-то деле нет – подумали Посейдонус с Митей, и погрузились в свою лабораторную рутину.

Но, как выяснилось, проблема на самом деле была – и коснулась она не только погодинских котов.

Через несколько дней, вскоре после подъёма и завтрака, в лабораторию Никоса и Мити ввалились непрошенными гостями несколько астронавтов МКС «Погода», которые  с порога, наперебой стали жаловаться на плохой сон и на то, что их, вроде бы, третью ночь подряд  кто-то кусает. В доказательство все показывали на теле красные пятнышки. Доктор Аск-Лепило, находившийся среди делегации «жалобщиков»,  подтвердил слова своих пациентов, добавив, что мазь от царапин и  укусов мелких животных им очень хорошо помогает. Буквально на глазах заживляет покраснения и маленькие ранки. Он даже продемонстрировал это на своих пациентах, намазав их укусы прямо тут же в лаборатории. Действительно, покраснение сразу же уменьшилось, и через короткое время крохотные ранки стали затягиваться. На вопрос, не завелись ли на станции космические мыши, Аск-Лепило категорически покачал головой.

— Это точно не укусы грызунов. К тому же космические мыши размером с белку, и следы от их зубов  были бы другими и по форме, и по содержанию. Я взял анализы, соскобы с укусов, но вы понимаете…  у меня, разумеется, есть биохимические образцы далеко не всех маленьких животных Вселенной. И то что я получил в результате… в общем… видимо какие-то из образцов просто пришли в негодность во время перелёта, такое бывает. Может быть неправильно хранились перед погрузкой на станцию, когда мы были ещё на Земле.  Не знаю. И я лучше не буду озвучивать свои выводы, что бы не показаться смешным, хотя идентичность стопроцентная. Я, конечно же, сразу же отправил все исходные данные в центр координирования, что бы там провели более точные и тщательные исследования, но там, как всегда, лаборатории перегружены, и ожидание результатов может затянуться на месяц, а то и больше.

— Меня вообще интересует не только, кто нас всех кусает, а ещё и откуда это взялось?  — вставил профессор Ку, выйдя из толпы погодников вперёд.  Видимо, он тоже был среди тех, кому не повезло и кого покусало что-то неведомое.

— А меня интересует именно то, кто нас всех кусает – вскричал бортинженер Кобольдин  — найти  бы его, и…

— И морду набить – потряс кулаком поверх делегации, откуда-то из её середины, Миня Кекс.

— Не обращайте внимания, – едва заметно улыбнулся доктор Аск-Лепило – эти двое больше всех пострадали. Ночи не проходило, что бы я наутро не смазывал их мазью от укусов. Знаете, мы  ведь даже задействовали датчики движения, но за последние сутки ничего подозрительного зафиксировано не было. А наутро большинство астронавтов снова оказались искусанными. Вы уж, пожалуйста, разберитесь с этим запутанным делом, скоро на станции не останется никого, кто бы не обратился ко мне с жалобами. Просто беда какая-то.

— А кто ещё не обратился к вам с жалобами? – зачем-то спросил Никос, сам не понимая, что это может ему дать.

Аск-Лепило задумался на минуту, и неуверенно произнёс:

— Да, пожалуй, только я сам и остался неохваченный этими агрессивными маленькими челюстями. Даже коты ко мне прибегали, жаловались. Собственно, они первые и подверглись нападению. Я конечно не ветеринар, и привык иметь дело с людьми, но не отказывать же пациентам в лечении, даже если это и коты. Что там разглядишь сквозь шерсть? Так, только в общих чертах. А уже на чистой человеческой коже я убедился в том, что это действительно маленькие челюсти с маленькими зубками. Очень маленькие! На нижней и верхней челюсти по бокам клыки. Всего четыре штуки. Как у кошек или у собак, да и у многих животных с Земли. Ровный изгиб укуса крохотных  зубов, и четыре ямочки поглубже, как будто крошечные клыки впивались в плоть. Повторяю, я не ветеринар. Просто сразу подумалось. Но на Земле не водятся млекопитающие такого малого размера, которые бы обладали подобным строением челюсти.

— Ну что ж, видимо, придётся и правда заняться этими странными укусами, – почесал подбородок Никос – хотя  дел у нас сейчас хватает, ждём вашего проверяющего инспектора, закончит проверять у вас, прилетит сюда к нам.

— Уже прилетел – сочувственно отозвался Аск-Лепило —  Мы в общем-то вскоре после него и последовали к вам сюда. И вот ещё что. Мы ему не сообщали обо всём этом. Иначе его проверка на наших кораблях продлится не две недели, а четыре или пять. Постарайтесь, что бы он не узнал о том, что у нас случилось…  Хватит того, что об этом сразу же было доложено по всей форме и нашим скрытым «админам», и в центр координирования. А он пусть действует в рамках того задания, с которым к нам и пожаловал. Да, кстати! Я от него, от этого инспектора, тоже не слышал ни одной жалобы на подобные укусы – напоследок вспомнил доктор, и, попрощавшись, вышел из лаборатории сам и вывел за собой всю делегацию с «Погоды».

                                                               ***

Детективы озадачились. Кто же кусает экипаж станции, включая котов? И почему этот кто-то игнорирует доктора и инспектора? Чем ему эти двое не угодили на вкус? Всю ночь, пока дежурили в рубке управления, Никос с Митей пытались разгадать эту загадку. Но ни к чему так и не пришли.  Да ещё этот инспектор так не вовремя свалился на их головы.

А тут ещё на следующее утро, прошмыгнув к ним в рубку управления,  кот Фактик, жалобно, как он один умел, глядя на них своими изумрудно-зелёными глазами, посетовал —  да, сон стал плохим,  и он, проснувшись, зализывал  на себе маленькие ранки.

— Что же вы, ваше совершенство, не обратились за медпомощью к Татьяне Кир? – съязвил Факту Митя.

— Да там целая очередь к ней.  Вы что, ничего не знаете? Весь экипаж, как проснулся, сразу же столпился у люка в  мед.блок – жалобно протянул Факт

Никос и Митя с удивлением уставились на кота. Неужели и на «Завалинке» началось то же самое? Может эту заразу, будто бы какой-то неведомый вирус, привезли и распространили члены МКС «Погода», которые вчера массово посетили «Завалинку»?

Их догадка, насчёт того, что на «Завалинке» тоже началось, вскоре подтвердилась. Татьяна Кир, пришедшая сменить их у главных приборов корабля, устало опустилась в кресло первого пилота и рассказала в подробностях, что случилось. Кто-то ночью, пока все спали, искусал почти весь экипаж.

Покусанным проснулся Шура Хохлов – бортмеханик «Завалинки».  Игорь Уч, вместо того что бы заняться завтраком, всё утро крутился у мед.блока, чтобы обработать многочисленные ранки. Научный сотрудник Виктуар Иванович пострадал больше всех —  чьи-то маленькие челюсти сомкнулись на нём целых восемнадцать раз. Невятская насчитала на себе пять маленьких красных ранок и очень сильно расстроилась, потому что все они  оказались на шее и плечах. Не пожалели и весь командный состав звездолёта, кроме неё, Татьяны. Вот она всю ночь спала спокойно и наутро встала без единой царапинки. Ну и этого не куснули – инспектора. К счастью… иначе как же неудобно бы получилось перед таким важным гостем. Он с проверкой, а тут его кусать. Чёрти что бы получилось. Только свои, завалинские, пострадали. Странно.

— Знаете что? Вы должны выяснить, кто кусает экипаж! – этими словами Татьяна закончила свой рассказ, а Митя с Никосом поплелись из рубки управления к своим каютам отдыхать после ночного дежурства. Им совсем не хотелось заниматься расследованием. Их ждали уютные постельки, а всё остальное никуда не убежит. И этот инспектор тоже никуда не убежит… как его там звать?  ВБ, кажется. Попался им неподалёку от рубки управления. Свеженький, отдохнувший, довольный. Ещё бы. Его и здесь тоже, как и на МКС, никто не кусает по ночам.

— Доброе утро – поприветствовал его  Никос.

— Здрассьте – кивнул Митя

— И вам не хворать – отозвался ВБ, который, видимо, не прочь был поговорить, потому что остановился, и многозначительно подняв палец вверх, произнёс странную фразу —  А вот у нас на ЛПВ люди совсем не такие, как на ваших двух космолётах.

— Какие же у вас люди? – Митя от удивления даже остановился, хотя у него не было никакого желания пускаться в доверительные беседы с этим инспектором, внезапно ставшим мрачным хмурым и неулыбчивым.

— Там все спокойные, приветливые, ну ещё бы! – ВБ как будто бы не услышал Митю и продолжал рассуждать скорее сам с собой —  А здесь же, представьте себе, за всё время, только вы и обратили на меня внимание. Остальные какие-то нервные, бегают, чешутся всё время.

— Подумать только – зачем-то буркнул Никос и потянул Митю за рукав, давая понять, что разговор затягивается и надо валить.

— А ведь я им говорил, что я уже не молод, и что давно не гожусь для таких перелётов. Но кто же будет работать? Кто, как не ВБ? ВБ  незаменим! Как только намечается нудное и неинтересное мероприятие, как например вот эта проверка, так молодёжь ни в какую не соглашается отправляться на край Вселенной, чтобы сделать что надо. И тут вспоминают о ВБ. А что ВБ? ВБ давно уже на пенсии. ВБ должен жить без этого вашего космоса, выгуливать своих чудесных волкодавов, этих милых шалунов, которые без него жить не могут, и наслаждаться ЛПВ…

— ЛПВ. Вы опять упоминаете какое-то ЛПВ. А что это, если не секрет? – заинтересованно спросил Митя.

ВБ пронзил его суровым взглядом своих проницательных  глаз, и поучительным тоном, с немалой долей укоризны, ответил:

— ЛПВ, юноша, это Лучшая Планета Вселенной! Пора бы это знать – и добавил ни к селу, ни к городу – И у нас лучшие во всех звёздных системах нанотехнологии! Лучшие, это я вам говорю! А иначе меня бы здесь не было…

На этом инспектор из центра координирования утратил интерес к собеседникам, резко развернулся и зашагал от них прочь, оставив их в лёгком недоумении.

— Странный он – пожал плечами Митя.

— Кажется, мы ему не понравились – усмехнулся на это Никос.

Из-за поворота коридора, куда свернул ВБ, послышался тихий свист и короткая команда «Ко мне».

— Совсем, видно, озверел этот инспектор – хихикнул Митя – самому себе уже команды даёт – И он сладко зевнул.

 

(продолжение следует)

Сёстры по разуму (Леди М & Е⋆Л)
35+